страны
Код баннера в статьях

У Ждуна могут появиться жена и дети: интервью с его создательницей Маргрит ван Брифорт

В этом году самым ожидаемым гостем международного фестиваля рекламы «Каннские львы» стала голландская художница и скульптор Маргрит ван Брифорт, более известная, как создательница всем известного Ждуна.

Мы пообщались с Маргрит и узнали, что она думает о внезапной популярности ее скульптуры в России, как появился на свет Ждун, а также есть ли у него семья.

— Маргрит, пару слов о том, как же Ждун появился на свет.

— Мне нужно было сделать что-то особенное для госпиталя Лейдена (статуя установлена рядом с детской больницей LUMC в голландском городе Лейден, прим. редактора). Знаете, там есть комнаты ожидания. Мне захотелось создать существо, при взгляде на которое у посетителей рождалось бы чувство надежды. Я посетила госпиталь, почувствовала эмоции людей и, когда работала, понимала, что создаю нечто, что идет из моего сердца. На выставке, где я впервые показала статую, был успех, но я и представить себе не могла, что скульптура станет настолько известной и всеми любимой.

— Для России ожидание — очень актуальная тема. Наверное, поэтому в России мем со Ждуном стал сверхпопулярным. Как Вы относитесь к тому, что именно в России ваша скульптура стала суперизвестной? Даже у Вас родине в Голландии она не так известна, как у нас. 

— Мне сказали, что это особенность русского менталитета – ждать всю жизнь, все всегда чего-то ждут. Получается, что Ждун олицетворяет душу вашего народа.

— Всем интересно, как создаются шедевры. Как долго продумывалась идея Ждуна, и сколько времени ушло на создание статуи?

— Процесс непосредственно производства скульптуры занял примерно четыре месяца, а на разработку концепта, идеи ушло около месяца. Я думала, делала наброски, рисовала. Хотела, чтобы он получился очень милым, добрым, немного ленивым и забавным. Я мечтала, чтобы, смотря на него, люди улыбались и испытывали только положительные эмоции. Получается, на все ушло где-то пять месяцев: от идеи до реализации.

— А были ли более долгие работы, на которые уходило больше времени?

— Была одна такая, проект для библиотеки в Голландии. Они обратились ко мне с просьбой изготовить для них бронзовые скульптуры.

— Слово «мем» Вы узнали только тогда, когда у нас Ждун стал мемом. Как вы отнеслись к тому, что ваша скульптура стала мемом в России?

— Во-первых, я была потрясена тем, что вся страна фанатеет от моей работы. Я на самом деле не ожидала, что здесь все знают обо мне и о моей скульптуре. Это очень важно. Я – художник и, конечно, хочу быть узнаваемой, но, когда целая страна меня знает, это поражает.

— Какой Ваш любимый мем с участием Ждуна?

— Их так много было, что все и не вспомнишь. Хотя нет! Тот, где его подставили на Мона Лизу. И есть еще видео, где он вместо Путина — тоже очень прикольно.

— А есть ли конкретное существо или человек, которым Вы вдохновлялись, когда эту скульптуру ваяли? На кого он похож по вашему мнению?

— На самом деле, он чуть-чуть похож на моего папу.

— Ждун, он же — мальчик?

— На самом деле, он – нечто среднее, и то, и то. Возможно, в один прекрасный день у него родятся дети. Но это же вы ему такое имя придумали! Вы сами его назвали Ждуном, а не я. Я вообще не понимаю, что такое Ждун. Его официальное имя Homunculus Loxodontus — этакое библиотекарское название скульптуры.

— Значит, Ждун не женат и у него нет подружки?

— Он одинок, очень одинок и, конечно, не женат. На самом деле, я создала еще одну такую скульптуру в Амстердаме. Возможно, однажды я их сведу, и, может быть, у них даже будут дети. Но это в будущем, сейчас он одинок, на данном жизненном этапе ему это полезно.

— То есть, все-таки у Вас в планах имеется продолжение его истории, нечто вроде второй серии?

— Почему бы и нет? Сейчас он один, но можно ему и жену сделать, и детей. Скорее всего, да, что-то такое у него когда-нибудь будет. Но не сейчас, в будущем.

— Что Вы думаете о том, что Ваше творение начало жить своей собственной жизнью?

— Это именно то, чего хочет любой художник, к чему он стремится. Я создала характер, персонаж, а он стал самостоятельной личностью, который живет своей собственной жизнью. Это восхитительно, потрясающе! Я счастлива! Конечно, я — его мама и забочусь о нем, но он – полностью независимое существо. Что же это за мать, которая узурпировала права на своего ребенка? Все решает за него? Он немного сам по себе, свободен, у него есть свой характер.

— Оригинал Ждуна сегодня находится в собственности больницы Лейдена? 

— Да, в медицинском центре Лейдена. Они купили скульптуру, и после экспозиции он там остался. Он там всегда ждет, по жизни. То есть, чтобы увидеть оригинал скульптуры, нужно ехать именно в Лейден.

— Ждун – самая известная Ваша работа, но не единственная. Где можно увидеть другие скульптуры Вашего авторства? 

— Одна сейчас находится в Амстердаме, на станции метрополитена. Это совсем другая скульптура, но она немного похожа на Ждуна, мне нравится такой стиль.

— Вы говорили, что Ваши творения – отражение Вашей фантазии. Как происходит процесс придумывания того или иного образа? 

— Я начинаю с набросков и зарисовок. Много смотрю по сторонам, размышляю, концентрируюсь на идее. И еще, я стараюсь освободить себя от любых дел, чтобы ничего не отвлекало мои мысли от создания образа.

— Ваши скульптуры похожи на сказочных персонажей. А какая сказка у Вас была самой любимой, когда Вы были ребенком?

— Есть такая голландская сказка, нечто народное про мальчика, который потерялся в лесу и нашел там маленьких человечков. Неподалеку жил большой монстр, и маленькие человечки его очень боялись, а мальчик помог им победить чудовище и освободил маленький народец. Вот она мне очень нравится.

— Ваше имя неразрывно связано со Ждуном. Не боитесь, что Вас перестанут воспринимать как скульптора, и для всех Вы станете просто мамой Ждуна?

— В каком-то смысле, да, действительно, я немного побаиваюсь, что такое может произойти. Не очень хочется быть известной только благодаря одной-единственной работе. Я хочу, чтобы в моей жизни непременно было что-то еще, я же — молодая и люблю творить. Пока Ждун — мой самый большой успех, мое наследие, но мне не хотелось бы ассоциироваться только с этой статуей.

— Как изменилась Ваша жизнь после того, как публика узнала и полюбила Ждуна? 

— Во-первых, я подписала лицензионное соглашение, а в остальном все по-прежнему. Живу в Голландии своей обычной жизнью, ничего не поменялась. Я сама по себе. Стало, конечно, чуть больше денег, поступают интересные предложения по работе, но в остальном — все тоже, что и раньше.

— Ждун в России стал очень популярным и сегодня выпускается огромное количество продукции с его изображением. Его образ Вами запатентован? Получаете ли Вы авторские отчисления?

— Конечно! Я — его автор, это моя собственность и моя территория. По закону у меня есть права на копирайт. Это мое творение, соответственно, я обладаю всеми правами на него.

— Последний вопрос: творчеством какого современного художника Вы восхищаетесь? На кого Вы хотели бы быть похожей?

— Мне нравится Патрисия Пиччинини, художница из Австралии. Она очень своеобразная и немного экстремальная. Можете погуглить, и вы поймете, что я имею в виду. Я просто обожаю то, что она делает. Она гиперреалистка, но при этом сюрреализм в ее работах тоже присутствует.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Подписаться на еженедельную рассылку

Екатерина Колосова - путешественник, блогер и любитель искусства. Всегда вдохновляется традициями, кухней, культурой и живописью. Обожает нетуристические места, местные легенды и солнечную Италию.

   с нами в pinterest