страны
Код баннера в статьях

Джордж Мартин: «Валар Моргулис — все когда-нибудь умрут»

В августе создатель цикла «Песнь Льда и Пламени», которая легла в основу сериала «Игры престолов» Джордж Р.Р. Мартин побывал в России на Петербургской фантастической ассамблее и дал большую пресс-конференцию. Московские журналисты тоже имели возможность пообщаться с писателем в формате телемоста, который проходил в пресс-центре ТАСС.

Нам удалось попасть на пресс-концеренцию и задать Джорджу Мартину несколько вопросов, также публикуем и другие любопытные ответы писателя.

— Места сьемок «Игр престолов» теперь притягивают путешественников – Дубровник, Жирона, Марокко, Исландия. Довольны ли вы, как ваши фантазии воплотились в сериале, были ли вы сами на местах съемок? (вопрос Людмилы Егоршиной)

— Да, я был в некоторых местах даже во время съемок, особенно первых сезонов – в Шотландии, Белфасте, Северной Ирландии, на Мальте, в Марокко. Возможно, команда «Игры престолов» работала в самом большом количестве стран, чем любого другого шоу в истории. Для пилота, который так и не был показан, я даже снялся в камео на свадьбе Дейнерис, съемки проходили в Марокко. Я играл пентосского дворянина в огромной шляпе, но, увы, мой эпизод вырезали. И, к примеру, я посещал Дубровник раньше как турист. Возможно, в будущем побываю и в других местах – в Испании, Хорватии. Но, знаете ли, с моей нынешней популярностью не так-то просто путешествовать. Стоит подойти к достопримечательности, все начинают с тобой фотографироваться. Удивительное дело для писателя, я ведь не кинозвезда.

— Ваши книги вдохновлены историей Средневековья, во многом войной Алой и Белой розы. Может быть, вас заинтересовал какой-то эпизод в истории России? Например, дотракийцы похожи на монгольские племена, которые совершали набеги на Русь. (вопрос Юлии Малковой)

— К сожалению, я читаю только на английском, поэтому про средневековую историю России знаю мало. Нет, «Песнь Льда и Пламени» – это Столетняя война, война Алой и Белой розы, крестовые походы, история Англии и Франции. А дотракийцы похожи на многие древние племена. Это микс кочевых народов, и гуннов, и скифов, и американских индейцев плюс элементы волшебства. Ведь я не беру просто эпизоды истории, всегда добавляю фантазию. История – завораживающая вещь, порой читаю книги о Средневековье и думаю, неужели этот эпизод не придуман? Но нет, он произошел на самом деле. Если найду какие-то книги о русской истории, может быть и «украду» какой-то эпизод для будущих романов.

— То есть, все-таки история — главный источник вдохновения для вас? 

— В некоторых случаях могу сказать, что меня вдохновило – встречи, события. В остальных, правда, не знаю. Как, например, с «Песней Льда и Пламени». В 1991 году я начал работать над научно-фантастическим романом «Авалон» и написал порядка 50 страниц. И вдруг мне неожиданно явилась сцена, которая потом станет первой главой «Игры престолов» – как Бран находит обезглавленного человека и щенков лютоволка в снегу. В «Авалон» она никак не входила, поэтому я продолжал думать над ней, написал еще одну главу и понял, что должно быть дальше. И я не ожидал, что эта история займет следующие 30 лет моей жизни. Всегда хотел написать большое фэнтези и читал разных авторов, особенно был впечатлен Тэдом Уильямсом и его романом «Трон из костей дракона». Конечно, главным источником «Песни льда и пламени» была война Алой и Белой розы. Но откуда пришла первая сцена с лютоволком и Браном, не имею ни малейшего понятия.

— 
Вы известны как безжалостный писатель, почему вы все время убиваете своих героев?

— 
До того как стать писателем, я был читателем. Как писатель я хотел делать книги, которые сам хочу прочитать. Ненавижу предсказуемые книги: вот герой, вот злодей, они борются, в итоге герой побеждает. Я люблю книги, которые меня удивляют, шокируют. Когда герой в опасности, это впечатляет, пугает. Увы, единственный способ удивить читателя – убить важного персонажа. Тогда читатель понимает, что вы играете серьезно. Поэтому я убил Неда  Старка. Но я всегда планировал это. Его дети вышли на первый план и стали творить историю.

— Тем не менее, как себя вести в мире Вестероса, чтобы выжить?

— Законы нашего мира и законы вселенной «Песни Льда и Пламени» не отличаются. Никаких методов выживания нет. «Валар Моргулис»  – все когда-нибудь умрут. В том числе и люди в этой комнате, если, конечно, в медицине не произойдет переворота.

— Хорошо, а на чем основана судебная система Вестероса?


— По большей части, это система общинного английского права, причем, даже не Средневековья, а темных веков. Но я не уделял подробное внимания праву своих в книгах. Читателей все же больше интересуют короли, наездники на драконах, завоеватели, которые устанавливают свои права, и битвы, нежели трактаты о юридической системе.

— Зато религиозная система Вестероса очень продуманная. Как вы относитесь к религии и последователем каких богов в «Играх престолов» вы могли бы стать?

— Я вырос в католической семье, но всегда оставался скептиком. Когда я начинал работу над романом, то прочитал множество книг по Средневековью и понимал, насколько важна была религия в то время. И поэтому разработал подробную религиозную систему для «Песни Льда и Пламени». Но для меня гораздо интереснее было смотреть, как религия сочетается с фантэзийным миром. Ведь в фэнтези есть маги, волшебники, если бы они жили в реальном мире, это оказало бы влияние на религиозный культ. И если бы кто-то в нашем мире мог воскрешать мертвых, такая религия стала бы очень популярной.

— У Толкиена врагами были орки, у вас – мертвецы. Вам не кажется, что это сильно упрощает проблему? Ведь если бы не ходоки, высшая миссия Дейнерис и Джона Сноу не была бы так очевидна. И к Серсее было бы меньше вопросов, ведь она просто защищает свои земли от чужаков.


— Я уже говорил несколько раз в интервью про Толкиена и орков. У него было средневековое мышление, он верил в монархию. Но я думаю, после того Арагорн стал королем, неизвестно, насколько прекрасное будущее было у его мира. Легко сказать, что он правил мудро, а что бы он сделал с тысячами орков? Уничтожил бы их? Воспитывал и отучил бы есть плоть? Моей задачей было показать, что все гораздо сложнее. Ланистеры и Старки – враги, но для кого-то они – герои. Злодейство и геройство – лишь точка зрения. В человеке есть потенциал добра и возможность искупления. А что касается белых ходоков, вам нужно подождать новых книг, эта линия еще не закончена.

— Читаете ли вы фанатские теории о продолжении ваших книг? Смогла ли фанатская любовь спасти хоть одного вашего персонажа?


— Нет, я стараюсь не вникать в фанатские теории. Первое время я читал форумы и сообщества об «Игре престолов», но потом понял, что не стоит. Неправильная интересная теория сбивает с толку, или, наоборот, порой увидишь, что фанаты что-то угадали о судьбе персонажей, и думаешь, не поменять ли сюжет? Но нет, я ведь придумал все еще в 1991 году и не собираюсь отступать от своего писательского замысла.

— Переживаете ли вы о том, что хакеры взломали сеть HBO, опубликовали полностью сценарий седьмого сезона и грозятся сделать тоже самое с восьмым?

Нет, 
на мою работу это никак не повлияет. Новые книги «Песни Льда и Пламени» не связаны с сериалом. И я вообще не понимаю паники про поводу утечки сценариев. Первые 5 сезонов были поставлены по уже написанным романам, так что, прочитав их, можно было узнать, что произойдет в сериале. Однако вы наслаждаетесь книгами, вы наслаждаетесь просмотром фильмов. В этом сила искусства. Я, например, всегда с наслаждением перечитываю «Войну и мир», несмотря на то, что мне известно, что Наполеон проиграет в войне.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Подписаться на еженедельную рассылку

Людмила Егоршина - Людмила Егоршина - в прошлом обозреватель журнала «Афиша» и ведущая рубрик о путешествиях, культуре и моде на сайте elle.ru. Объездила половину мира, но особую склонность питает к культуре Азии и итальянской кухне.

   с нами в pinterest