страны
Код баннера в статьях

Леони Биар и Виктор Гюго: когда страсть может довести до тюрьмы

Если окажитесь в Париже, то в один из дней загляните в отель Hotel de Rohan-Guéménée Place des Vosges. Нет, не с целью пожить там, хотя отель роскошен. Тут, что называется, блеск девятнадцатого века, когда Франция задавала тон всему миру, заметен в каждой детали. Просто на территории отеля находится музей-квартира Виктора Гюго, посетить которую совершенно бесплатно могут все желающие.

Если говорить о Гюго в контексте того, как великого литератора воспринимают у него на родине, то нельзя не упомянуть, что во Франции его считают в большей степени поэтом, чем прозаиком, хотя, безусловно, и «Собор Парижской Богоматери», и «Отверженных», и «Человека, который смеется» читал каждый уважающий себя француз. Из всех литературных музеев Парижа дом Гюго наиболее любопытен, поскольку во время прогулки по нему личность писателя открывается с совершенно новой стороны.

На фото: дом Гюго в Париже

В апартаментах, что находятся в отеле Hotel de Rohan-Guéménée Place des Vosges Гюго прожил 16 лет, он въехал сюда в возрасте 30 лет вместе со своей законной женой Адель и детьми. Первое потрясение для многих — Гюго был не только литератором, но и художником, и дизайнером! К примеру, панели с изображением драконов, которые можно увидеть в квартире писателя, созданы по его личному дизайну. Рисунки Гюго в музее тоже есть, а изображены на них обнаженные женщины.

На фото: интерьер дома Гюго

Дальше переходим к спальне. Выглядит она богато и порочно: кровать из резного дерева, стены комнаты декорированы розовыми обоями, а потолок и вовсе красного цвета. На современный вкус все это роскошество, конечно, смотрится как типичный «вырви глаз», ну и ассоциации с дорогими борделями вызывало бы, если бы не секретер с пером в чернильнице. Именно здесь писатель создал большую часть «Отверженных», и, надо сказать, история создания этого романа напрямую связана как раз со спальней классика.

На фото: спальня в доме Виктора Гюго

Начнем, пожалуй, издалека. Дело в том, что главная гордость музея — вовсе не мебель резная, на которой сиживал или возлежал Гюго, а более 18 тысяч писем классика французской литературы. Они попали в коллекцию Maison de Victor Hugo из личных архивов внучек писателя. Помимо более 1000 писем его постоянной возлюбленной Жюльетты Друэ в архивах музея есть и самая настоящая редкость —  28 любовных посланий, которые Виктор Гюго адресовал белокурой красавице Леони Биар. Ее имя в России практически неизвестно, но если узнать историю ее отношений с Гюго, перспектива посещения местожительства писателя заиграет для вас новыми красками, тем более, многие экспонаты дома Гюго напрямую или косвенно связаны с именем этой особы.

ИСТОРИЯ ПРЕСТУПНОЙ СТРАСТИ: ВИКТОР ГЮГО И ЛЕОНИ БИАР

Леони Биар ни в коем случае не может претендовать на звание главной женщины в жизни Виктора Гюго, это место прочно заняла Жюльетта Друэ — бывшая куртизанка и актриса, с которой писателя связывали отношения, продлившиеся аж 50 лет. Зато писатель в жизни Леони оставил след поистине неизгладимый — из-за него она попала в тюрьму для неверных жен и проституток. Рассказываем эту в высшей степени занимательную историю про «высокие, высокие отношения». Гюго всегда был знатным поклонником прекрасного пола. Вскоре после переезда в ту самую квартиру, где сегодня открыт его музей, он завел отношения с актрисой Жюльеттой Друэ — бывшей любовницей скульптора Жана Жака Прадье, от связи с которым у нее родилась дочь.

Жульетта Друэ и Виктор Гюго

Собственно, актрисой она и работала для того, чтобы прокормить ребенка. В театре платили мало, зато у Жюльетты была возможность показывать себя состоятельным мужчинам — спонсорам, как сказали бы сегодня. После знакомства с Гюго, которое, согласно популярной легенде, состоялось после того, как Друэ исполнила небольшую роль его в пьесе «Лукреция Борджиа», Жульетта оставила сцену, прекратила отношения с многочисленными поклонниками и начала вести безупречный с точки зрения репутации образ жизни. Гюго же полностью содержал любовницу, правда, денег Друэ не всегда хватало, пару раз она серьезно влезала в долги, чем крайне злила писателя, и он даже несколько раз обещал ей, что больше она его никогда не увидит.

Портрет Жульетты Друэ в образе принцессы Негрони в доме Виктора Гюго

Тем не менее, серьезную трещину их отношения дали лишь однажды, когда осенью 1843 года писатель совершенно потерял голову от Леони Биар — хрупкой блондинки двадцати трех лет отроду, которая вот уже три года как была замужем за Франсуасом-Огюстом Биаром — одним из выдающихся художников-жанристов XIX века. Девушка была не простой. Еще до замужества она получила образование в институте Fauvel, чем выгодно отличалась от простолюдинки Жульетты Друэ, но главную сенсацию в кругах парижского общества наделал следующий поступок Леони.

Портрет Леони Биар кисти ее мужа Франсуаса-Огюста Биара

Дело в том, что еще не будучи замужем за Франсуасом-Огюстом Биаром Леони вытребовала себе возможность отправиться за своим будущим мужем в научную экспедицию на Шпицберген! Конечно, художник и мадмуазель Леони были официально помолвлены, но, надо понимать, что в XIX веке путешествия не были предприятием простым и комфортным, а решение поехать на Шпицберген могла принять лишь особа необычайно решительная и отчаянная. Леони вместе с Франсуасом-Огюстом, который, к слову, был старше своей невесты на 20 лет, вначале прибыли в Бельгию, оттуда в Голландию, затем в Норвегию, а потом уже на Шпицберген, где, кстати, и по сей день великое множество белых медведей, да и условия жизни далеки от легких.

Картина «Экспедиция на Шпицберген» Франсуаса-Огюста Биара

Словом, дама была — настоящая мечта поэта, и, естественно, 41-летний поэт принялся активно мечтать о ней в страстном ключе, ведь роман с Жульеттой Друэ после 10 лет отношений уже утратил буйство красок. Надо отдать должно Леони — она сопротивлялась натиску Гюго долго, несмотря на то, что тот закидывал ее страстными посланиями в стихах. Любовниками они стали только 1 апреля 1844 года — дата известна точно, благодаря дневниковым записям самой мадам Биар. Надо сказать, перед своей законной женой Адель Гюго особенно не таился. Есть сведения, что на интимные свидания писатель приводил Леони в ту самую спальню в красно-розовых тонах, куда сегодня заглядывают все посетители его музея в отеле Hotel de Rohan-Guéménée Place des Vosge. Жена Гюго связь мужа в целом одобряла, а вот кому вся эта история причиняла боль, так это Жульетте Друэ.

Рисунок авторства Виктора Гюго «Sub clara nuda lucerna»

Кульминация интриги наступила, когда про измену жены узнал Франсуас-Огюст Биар. Дело в том, что, хотя прославленный живописец был человеком очень прогрессивных взглядов, к примеру, он яростно выступал против трансатлантической работорговли, терпеть адюльтер было ниже его достоинства. Он просто обратился к жандармам, и те поймали парочку 5 июля 1845 года в отеле на проезде Сен-Рош. Гюго до последнего был уверен, что жандармы не посмеют войти в комнату, ведь его только что произвели в пэры Франции, но, нет, пара была обнаружена, и мадам Леони Биар отправили в тюрьму Святого Лазаря для неверных жен и проституток, ведь адюльтер в то время считался уголовным преступлением.

Рисунок, изображающий тюрьму Святого Лазаря

В тюрьме белокурая искательница приключений провела два месяца, затем ее перевели в женский монастырь Святого Михаила, где мадам Биар навещала (вы не поверите!) Адель (Adele Foucher) — законная жена Виктора Гюго. Да, Леони и Адель приятельствовали, жена Гюго терпеть не могла постоянную любовницу своего мужа Жульетту Друэ, и дамы очень быстро начали дружить против нее. Ну, а оскорбленного мужа-рогоносца сменить гнев на милость уговаривал сам король Франции Луи-Филипп Первый. 10 сентября 1854 года Леони снова перевели, на этот раз в августинский монастырь, где она оставалась еще 6 месяцев.

Посещение заключенных в тюрьме Святого Лазаря, гравюра

На свободу Леони вышла 5 декабря. Надо сказать, вся эта неловкая и водевильная ситуация сыграла на пользу литературному гению Гюго. Дело в том, что скандал с новоиспеченным пэром Франции смаковала каждая бульварная газета, так что Виктор не придумал ничего лучше, чем запереться в своей квартире, не выходить на улицу и объявить всем, что он уехал в длительную деловую поездку в Испанию. Кстати, в музее Гюго часто проходят испанские тематические выставки — классик очень любил эту страну. Итак, закрывшись дома, Гюго начал активно редактировать недавно написанный роман о Жане Вальжане, который станет известен всему миру под названием «Отверженные».

Портрет Виктора Гюго

Тем временем, Леони начала жить отдельно от мужа. Чета Гюго активно ей помогала: Виктор посещал даму с интимными визитами и постоянно направлял ей деньги, а его супруга Адель согласилась способствовать литературной карьере Биар. Кстати, в обмен на услугу Адель Гюго попросила Леони стать ее личным стилистом — давать рекомендации относительно выбора одежды и оформления интерьера дома. То, что Гюго в этот момент уже закрутил новый роман с актрисой и куртизанкой Алисой Ози, подруг особенно не волновало. Гораздо больше обеих дам бесил тот факт, что Виктор по-прежнему продолжал поддерживать любовные отношения с простолюдинкой Жульеттой Друэ! В один прекрасный день Леони даже решилась пойти ва-банк и отправила бывшей актрисе свою переписку с Гюго, правда, рискованный ход ситуацию не изменил. Когда же в 1852 году Гюго отправили в ссылку в Бельгию, Леони хотела последовать за ним, но от этой авантюры ее отговорила Адель, а вот верная Жульетта Друэ всем назло отправилась следом за любимым.

Портрет Адель Гюго, который можно увидеть в доме Гюго

С Франсуасом-Огюстом Леони официально развелась только в 1855 году, примерно в это же время состоялся и ее литературный дебют — под своей девичьей фамилией d’Aunet Леони выпустила автобиографическую книгу о путешествии на Шпицберген. Вообще, литературная карьера Леони была вполне успешной, хотя злые языки и говорят, что ее произведения редактировал и доводил до ума сам Гюго. В 1956 году был издан ее роман «Женитьба в Провансе» (Mariage en Province), уже на следующей год был опубликован роман «Возмездие» (Une Vengeance), затем последовали еще несколько романов и колонка в журнале мод, ее Леони вела под псевдонимом Thérèse de Blaru, а также пьеса «Джейн Осборн», которую поставили в театре «Порт Сен-Мартен».

На фото: интерьер дома Виктора Гюго в Париже

Занятно, что в историю литературы Леони вошла не только, как писатель, но и как прототип литературного персонажа. Дело в том, что подлый Оноре де Бальзак использовал скандальную историю о том, как жандармы нашли мадам Биар в постели Виктора Гюго, в своем романе «Кузина Бетта». Эпизод, когда барона Гектора Юло обнаруживают в постели любовницы, полностью списан с того самого неприятного инцидента, что без устали обсуждали в парижских салонах насмешливые французские аристократы.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Подписаться на еженедельную рассылку

Юлия Малкова - Юлия Малкова — основатель проекта trip-point.ru. В прошлом главный редактор интернет-проекта elle.ru и главный редактор сайта cosmo.ru. Рассказываю о путешествиях для собственного удовольствия и удовольствия читателей. Если вы являетесь представителем отелей, офиса по туризму, но мы не знакомы, со мной можно связаться по емейл: julia.malkova@gmail.com

   с нами в pinterest